Импортозамещение по-белорусски

Укрепление рубля спровоцировало резкое увеличение импорта молока и молочной продукции в Россию, что грозит российским производителям разорением. Сгладить ситуацию могут государственные интервенции на молочном рынке

Импортозамещение в молочной отрасли оказалось на грани срыва из-за ужесточения ценовой конкуренции за наш рынок между экспортерами — Белоруссией, Турцией, Новой Зеландией, Аргентиной и другими странами. По данным ФТС, за первые два месяца импорт молока и молочной продукции вырос до рекордных за последние шесть лет значений — в целом почти в 2,6 раза по сравнению с тем же периодом прошлого года. Основная причина — ослабление доллара и евро к рублю. На фоне продолжающегося сокращения внутреннего спроса такая ситуация может привести к снижению рентабельности российских производителей, особенно тех, кто после введения продуктового эмбарго для стран Евросоюза вложил в создание и развитие производств заемные средства.

Рост переработки уже ощутимо замедлился, а далее участники рынка и вовсе ожидают увеличения числа убыточных предприятий и, как следствие, сокращения поголовья скота, часть которого придется вырезать. Ни само эмбарго, ни введенные ранее в молочной отрасли для отечественных производителей преференции не смогли в полной мере защитить их от зарубежных конкурентов, поэтому теперь участники рынка рассчитывают только на интервенции государства на молочном рынке, которые раньше никогда не проводились.

Рубль подвел молочников

После введения продовольственного эмбарго российские производители стали понемногу наращивать объемы валового производства молока — в среднем на 2–3% в год начиная с 2014-го. Еще более интенсивно росла переработка молока за счет освободившихся от конкурентов ниш: производство сметаны за два года мы увеличили на 5%, творога — на 9%, а объемы выпуска сливочного масла и сыров и вовсе показали исторические рекорды: 12 и 35% роста соответственно.

По итогам прошлого года рост производства молока прекратился: было произведено около 30,7 млн тонн против 30,9 в позапрошлом году. И Россия по-прежнему, несмотря на снижение внутреннего спроса, остается в зависимости от импорта — ежегодный дефицит оценивается в 8 млн тонн. По оценкам аналитического центра MilkNews, емкость российского рынка молока и молочной продукции в 2016 году достигла 1,584 трлн рублей, увеличившись на 9,3% по отношению к 2015 году. Однако она лишь частично выросла за счет наращивания производства, основные факторы — рост себестоимости производства по всей цепочке после девальвации рубля в 2014 году.

Не в интересах российских производителей складывалась и конъюнктура мирового рынка: в начале этого года мировые цены на молоко снизились. На фоне ослабления доллара и евро к рублю это привело к резкому увеличению импорта в нашу страну, по некоторым позициям оказавшегося дешевле российской продукции. По оценкам «Союзмолока», в целом в январе–феврале 2017 года в Россию было импортировано около 1,1 млн тонн молока и молокопродуктов (в пересчете на молоко) на общую сумму 404,4 млн долларов, что в натуральном выражении стало рекордом за последние шесть лет. Объем импорта в физическом выражении вырос на 9,8%, в стоимостном — на 56,2%.

Наибольший рост показал импорт сухого и сгущенного молока и сливок, который за два месяца этого года увеличился сразу до 40 тыс. тонн, или на 39%, к тому же периоду прошлого года. Поставки сливочного масла выросли на 18% (до 17,4 тыс. тонн, что сравнимо с уровнем того же периода 2014 года, когда эффект от продовольственного эмбарго еще не был очевиден), поставки сырной продукции увеличились на целых 70%.

«Большей частью такой рост импорта связан с ценовой конкуренцией между Белоруссией и странами дальнего зарубежья, которые недавно нарастили поставки в Россию. Это, в числе прочих, Новая Зеландия, Турция, Иран, — пояснил исполнительный директор ассоциации “Союзмолоко” Артем Белов. — Безусловно, из-за этого рентабельность российских производителей молока будет снижаться, поскольку переработчики станут закупать у них сырье по более низким ценам. В весенний период “большого молока”, когда внутренние цены и без того снижаются, это будет большим ударом для молокопроизводителей».

Как следствие, под нож может пойти больше крупного рогатого скота, которого в прошлом году и без того стало меньше на 1,9% (на 150 тыс. из 8,7 млн голов). Это, в свою очередь, уже к следующему году может увеличить молочную импортозависимость страны до уровня трехлетней давности.

Импорт снизил производство

Белоруссия, которая поставляет на российский рынок свыше 90% молока и молочной продукции, в апреле снизила минимальные рекомендуемые экспортные цены почти на 10%, что позволит ей удержать позиции, на которые с начала года покусились снизившие цены Аргентина, Швейцария, Уругвай, Турция и Новая Зеландия. В прошлом году они совокупно нарастили поставки в Россию сухого обезжиренного молока почти в шесть раз по сравнению с 2015 годом, сухого цельного — в 10,7 раза, в то время как Белоруссия сохранила импорт на прежнем уровне. Свое присутствие на российском рынке цельномолочной продукции Белоруссия с 2013 года увеличила почти в сорок раз, обеспечив нам в начале 2016-го по некоторым позициям до 97–99% всего молочного импорта. Но уже в прошлом году из-за давления мировых цен объемы поставок из Белоруссии перестали расти. Снизив минимальную экспортную цену, белорусы взяли реванш и теперь продают сухое обезжиренное молоко по 125 рублей за килограмм, притом что у Турции, например, оно стоит 135 рублей.

Как отмечают эксперты, чтобы достичь таких уровней цен в пересчете на белок и жиры, стоимость сырого молока в России должна составлять не более 14,7 рубля, в то время как инвесторы уже закладывают в бизнес-планы 26–28 рублей. «Даже если крупные производители смогут найти того, кто будет брать это молоко круглогодично по 26–28 рублей, мы все равно потеряем остальную часть наших производителей и можем попасть в ситуацию 2012–2013 годов, когда с рынка ушел миллион тонн промпереработки, — считает член правления ЗАО “Мелеузовский молочно-консервный комбинат” Андрей Яровой. — Укрепление курса рубля в среднем на 15 процентов привело к тому, что в России фактически не стало защитной импортной пошлины в 15 процентов».

Из-за давления импорта сектор переработки начал давать сбои еще в прошлом году. Производство сливочного масла и сухого молока сократилось, по данным ИКАР, на 4,5–5% (до 245 тыс. и 118 тыс. тонн соответственно), а производство сыров, показавшее рекордный рост на 17% в 2015-м (и 35% за три года эмбарго), в прошлом году выросло только на 2% (до 594 тыс. тонн). Если за первое полугодие 2016-го производство творога и творожных продуктов увеличилось на 0,6% в сравнении с 2015-м, то уже по итогам десяти месяцев их валовое производство оказалось ниже на 1,8% и составило всего 647,0 тыс. тонн. При этом давление со стороны импортеров сопровождалось снижением внутреннего спроса на молочную продукцию и общей примитивизацией потребления. По данным AC Nielsen, в прошлом году 80% российских потребителей стали экономить на базовых продуктах, 45% перестали покупать или значительно сократили объемы покупок молокоемких продуктов (в первую очередь сыра и сливочного масла).

«В то же время темпы роста молокосодержащих продуктов в этот период существенно превышали производство натуральных молочных продуктов. Например, производство масляных cпредов выросло на 20 процентов, а производство сырных продуктов — на 56 процентов, — говорит директор Petrova Five Consulting Марина Петрова. — За последние два года российские сыроделы значительно увеличили объемы производства, заместив часть сыров группы “Тильзитер”, ранее поставляемых из европейских стран. Однако продукты премиального сегмента заместить не удалось. Сложилась парадоксальная ситуация: со снижением доходов потребительская ценность каждой порции сыра растет — покупатели выдвигают высокие требования к его качеству. Но для того, чтобы оставаться рентабельными, производителям нужно снижать себестоимость продукции, а вместе с этим падает качество. И решить эту проблему пока не удается ни российским, ни белорусским производителям».

Как следствие, с начала года импорт сырных продуктов в Россию вырос почти на 70% (до 18,5 тыс. тонн) — по оценкам экспертов аналитического центра компании MilkNews, это максимальный объем с 2012 года. Больше всех поставки сырной и сыроподобной продукции в Россию в 2016–2017 годах наращивала опять-таки Белоруссия: с 2,5% от всего их импорта в 2013 году до 77,4% в январе—феврале 2017-го. При этом еще в 2014 году Белоруссия сама кратно нарастила импорт сухого и даже сырого молока из стран ЕС, которое после переработки получало таможенный код ЕАЭС и оказывалось на российских прилавках. Если поначалу речь шла просто об упаковке, то впоследствии белорусы за счет почти бесплатных госкредитов увеличили и глубокую переработку молочной продукции.

«Низкая себестоимость производства молока в Белоруссии является главной причиной того, что мы не можем конкурировать с ними по производству тех же сыров. Их выпуск в России в условиях антисанкций увеличился за три года меньше, чем мы ожидали, — говорит руководитель молочного департамента группы компаний “Доминант”, крупнейшего в стране производителя сыра, Владимир Чеверов. — У них закупочная цена 17 рублей за килограмм молока, у нас — 28,5 рубля».

Одной из причин низкой себестоимости производства молока в Белоруссии считается удачный климат, который позволяет выращивать недорогие и очень питательные корма, а также беспрецедентные меры господдержки. По сути продовольственное эмбарго в молочной отрасли пока сыграло на руку лишь белорусским производителям, которые за это время окрепли и сумели кратно нарастить импорт: по оценкам министра сельского хозяйства РФ Александра Ткачева, соседи сейчас стали зарабатывать до 3 млрд долларов в год на поставках молочной продукции в Россию.

«В связи с этим мы видим только один выход для предотвращения стагнации в отрасли — государственные интервенции весной, в период “большого молока”, — говорит Артем Белов. — Их планировали провести впервые еще в прошлом году, и мы надеемся, что закон об этом успеют принять до конца мая и хотя бы в этом году удастся закупить у хозяйств молоко по конкурентным ценам. Это предотвратит разорение многих молочных производств и защитит их от дешевого импорта». Полная версия материала

Возврат к списку