Марина Петрова: «Эффект от эмбарго исчерпан»

Несколько коротких вопросов о текущем состоянии и развитии молочной отрасли мы задали Марине Петровой, заместителю председателя Комитета МТПП по развитию предпринимательства в АПК и генеральному директору Petrova Five Consulting.

– Обозначьте основные тренды в молочной отрасли?

– Молочная отрасль остается одной из самых перспективных и обладает хорошим экспортным потенциалом. С точки зрения инвестиционной активности, более консолидированными и конкурентными сейчас являются растениеводство и мясная отрасль.

Продолжается тренд на усиление позиций сетевой розницы, и это требует от производителей достаточного объема продукции для поставок в федеральные сети. Поэтому важным для развития молочной отрасли является укрепление и модернизация уже имеющихся предприятий и строительство новых. Стоит отметить, что многие производители молока начинают активно внедрять собственную переработку. Например, производитель «Эко-Нива» приобретает заводы и планирует строительство новых, более того – осенью 2018 года собирается вый­ти на IPO.

Фактически рынок продолжает находиться в условиях сниженного спроса и недостатка сырья, при этом из-за поляризации спроса производители ищут новые ниши и стараются развивать направления, в которых можно использовать сухое молоко в небольших количествах.

– Избавится ли страна от статуса страны-импортера?

– План по избавлению России от статуса страны–импортера молочной продукции должен заключаться не в ограничении зарубежных поставок, а в развитии собственного производства молока-сырья и переработки. Для этого необходима долгосрочная программа, в которой будут учтены все технические особенности отрасли и, конечно, потенциал тех направлений, которые будут доходными в ближайшие годы не только в России, но и во всем мире.

Сегодня для развития молочной отрасли необходимы доступные кредиты в соответствии со сроками окупаемости проектов, а также господдержка и развитие импортируемых направлений. Мы по-прежнему в значительной степени зависимы от зарубежного оборудования, при этом существенную роль в инвестпроектах играют валютные риски, которые важны при принятии банками решения о финансировании.

Эффект от эмбарго на данный момент исчерпан, и теперь требуется совместная работа государства и бизнеса для привлечения инвестиций в долгосрочные и более рискованные проекты, например проекты молочной отрасли.

– Какие направления импортозамещения в молочной отрасли сегодня наиболее перспективны?

– К сожалению, проблема импортозамещения не рассматривается комплексно. Остается актуальным вопрос о зарубежном оборудовании, заквасках, ветеринарных препаратах и самом КРС. В настоящее время молочная отрасль сильно напоминает «отверточную сборку» для автомобиля. Развивать можно любое направление, но у этого развития длительные сроки окупаемости, а в какой-то части утеряны компетенции и специалисты. Иными словами, даже для производства российского оборудования нам нужны зарубежные детали – болты, шурупы, нержавейка и многое другое, то есть нам необходимо «производство оборудования для производства оборудования».

– В чем вы видите наибольший экспортный потенциал?

– Экспортный потенциал сегодня существует в первую очередь у растительно-молочных продуктов из-за недостатка собственного молока-сырья. При этом Россия экспортирует молокоемкие продукты – сыр, сухую сыворотку, сухое молоко и сливочное масло, которые имеют наибольшую доходность. Кроме того, российские предприятия не обладают экспортными резервными брендами, которые можно было бы реализовывать в большинстве стран. На мой взгляд, прежде чем говорить об экспорте молочной продукции, мы должны достичь необходимого уровня самообеспечения, снизить себестоимость и стабилизировать качество готовой продукции.

– Насколько актуальны в России мировые тренды потребления молочной продукции?

– В нашей стране с некоторым отставанием, но все же развиваются многие мировые тренды. Крупные российские города отстают от глобальных трендов примерно на 2–3 года, это происходит из-за отличающегося ритма жизни в разных странах и может быть связано с большой концентрацией людей в мегаполисах, снижением уровня доходов и общей нестабильностью.

К сожалению, большей части населения страны попросту недоступны модные продукты и современные тенденции. Но потребители нового поколения, высоко ценящие свое время, употребляют молочные продукты на бегу, в кафе и ресторанах, в составе других блюд или заказывая готовые блюда на дом. Примерно 10–15 %жителей крупных городов ищут новинки среди продуктов, но большая часть жите- лей все же старается экономить.

– Какая «нетрадиционная» молочная продукция может стать у нас популярной?

– Одним из направлений, которое может «выстрелить» у нас в условиях, когда стиль жизни ставит философию на первое место, является функциональное мороженое. Потребители все чаще делают выбор в пользу полезных продуктов, а не вкусных, при этом требуется индивидуальный подход в подаче, упаковке и выстраивании системы продаж для разных целевых аудиторий. Огромную роль играет стиль жизни – приверженность тенденции ЗОЖ, которая не всегда отражается в новых инновационных молочных продуктах, религиозные и этические убеждения.

Поэтому в сегменте функционально- го мороженого у разных производителей можно найти безлактозное, с низким содержанием жира, без сахара, мороженое с витаминами и микроэлементами, с суперфудами, органическое, спортивное, йогуртовое, фитнес-мороженое, веганское. И число производителей, готовых удовлетворить потребности разных категорий потребителей, растет. Например, компания VALIO производит семейное безлактозное мороженое, компания «Русский холод» – низкожирное мороженое, Ставропольский комбинат – биомороженое «33 пингвина» в термобанке, которая не тает в течение часа, а мороженое под торговой маркой «Десант здоровья» продается через сеть аптек.

Полина Макаренко

Полная версия материала

Возврат к списку